Дневник Анжелики Пантелеймоновны: поездка на юг (стриптиз)

26.06.2001 5032   Комментарии (0)

[начало | предыдущий]

- Весьма благородная публика, - фыркнула я. - Петь, я, конечно, себя старым хламом еще не чувствую, но, честное слово, стриптиз - это не для меня. Пойдем поищем какое-нибудь более традиционное развлечение? Кино, например.

- Анжел, - возмутился Петя, - ну какое может быть кино в два часа ночи? Сейчас из развлечений - только стриптиз. Давай немножко посмотрим - ну, одним глазком, - а потом пойдем домой.

- С нами ребенок! - грозно сказала я, показывая глазами на Светку.>

- Тоже мне, ребенок, - фыркнула Светка. - Если вы обо мне, то я никуда не пойду. Мне здесь нравится. И коктейль вкусный. Возьмите мне еще коктейля.

- Официант, - взвыл Череп, - коктейль даме!

В этом заведении с официантами долго налаживать контакт не пришлось. Симпатичный парень в гавайской рубашке ровно через полторы минуты принес Светке бокал с коктейлем, богато украшенный всякими соломинками, разноцветными пластмассовыми палочками и зонтиками.

- Ресторан со стриптизом, - прокомментировал Череп, - и коктейль со стриптизом. Пока все эти зонтики и соломинки не снимешь, до содержимого не доберешься.

- Точно, - согласился официант, ничуть не обидевшись. - Так и задумано. На жаре много пить вредно, а через этот лес соломинок и зонтиков много не выпьешь.

- Это да, - согласился Череп, глядя на все более убыстрявшую темп танцовщицу. - Скоро здесь будет совсем жарко. Возможно, мне даже придется снять галстук.

- Бандану, - поправил его Малыш.

- И бандану, - согласился Череп.

- Свет, - поинтересовалась я у дочки, - а тебе-то что здесь интересно? Ну ладно еще мужики рот раскрыли. С ними все понятно - самцы и есть самцы. А тебя что привлекает?

- Хорошая обстановка, - сказала Светка, пытаясь найти среди леса зонтиков, торчащих в стакане, соломинку, - освещение, музыка, да и девка классно танцует. Смотри, какая у нее попка.

- Это точно, - согласился Череп. - Попка - что надо.

- Свет, - потрясенно сказала я. - Тебя волнуют женские попки? Я что-то сильно упустила в твоем воспитании?

- А что такого в том, - встрял Петя, - что ребенка волнуют женские попки? Это же чистый этот... как его... инстинктизм.

- Дядь Петь, - мягко сказал Череп, - ты, вероятно, имеешь в виду эстетизм.

- Ну да, - убежденно сказал Петя. - Именно экстетизм. Вот мне, например, нравится смотреть на эту девчушку. Но из чисто экстатических побуждений. И Светке нравится из тех же.

- Петь, - сказала я его сурово, - разговор сейчас не с тобой. Я беседую с дочерью. А ты пей свой "Морской".

- Да нету тут "Морского", - пожаловался Петя голосом обиженного пятиклассника. - Дали какую-то сладкую гадость...

- Официант! - сказала я громко.

Парень в гавайской рубашке тут же возник передо мной.

- У вас есть коктейль "Морской"? - спросила я.

- Э... - задумался парень. - Вроде, нет. Но мы сделаем, если вы скажете, что там должно быть. Или, может быть, коктейль так назван из-за оказываемого действия?

- Какого действия? - не поняла я.

- Неважно, - улыбнулся парень. - Из чего его делать?

- Три порции водки на одну порцию какой-то синьки, - объяснил Петя. - Шоб зашатало.

- Синька - это, вероятно, "Блю кюрасао"? - поинтересовался официант.

- А хрен его знает, - величественно ответил Петя. - Ты неси давай.

Официант убежал.

- Свет, - продолжила я разговор, - так что - тебя интересуют женщины?

- Мам, ну ты что! - возмутилась дочка. - Меня интересуют мужчины.

- Что-о-о-о-о-о? - возмутилась я. - Тебя уже интересуют мужчины!?!

- Анжел, что ты раскипятилась? - миролюбиво спросил Петя. - Ты бы хотела, чтобы ее интересовали женщины?

- Я уже запуталась тут с вами, - призналась я. - Надо заказать еще один коктейль и успокоиться.

- Правильно, - сказал Петя. - Мы же гуляем. Можно сказать - прощальный вечер. Почему бы и не выпить?

- Да у тебя тут с самого первого дня прощальные вечера, - поддела я его.

- Понятное дело, - согласился Петя. - Ведь если подумать - нам отсюда все равно уезжать. Значит каждый вечер можно считать прощальным.

На сцене между тем танцовщица почти совсем разделась и осталась в одних кружевных трусиках.

- Она же замерзнет, бедняжка, - пожалела я девушку. - На улице ночью довольно прохладно.

- Не замерзнет, - бессердечно сказал Петя, которому доставили его коктейль "Морской", представляющий собой жидкость пронзительно голубого цвета. - Ее танец согревает. А вот мы без дозаправки замерзнем. Череп, - обратился он к байкеру, - ты чего пьешь?

- Коктейль, - ответил Череп, продолжая внимательно смотреть на сцену. - Я после этого ацетонового вискаря интерес к серьезному алкоголю полностью потерял.

- Ну и зря, - сказал Петя, отхлебывая сразу полстакана. - Это согревает.

В этот момент девушка в трусиках сошла со сцены и начала ходить по залу.

- Ой, - сказала я. - Чего это она в зал пошла?

- Так полагается, - объяснил Череп. - Заводит публику. Кроме того, ей в этот момент в трусики купюры будут класть. Нечто вроде чаевых.

- Как, прямо в трусики? - удивилась я. - Да там этих трусиков почти и нету.

- А кому сейчас легко? - невозмутимо ответил Череп.

Между тем девушка подошла прямо к нашему столику.

- Ой, - сказала я. - А у меня и купюры под рукой нету.

- Малыш, - скомандовал Череп, - доставай кошелек.

В этот момент девушка под музыку стала обходить наш стол, томно проводя рукой мужикам по шее. Череп, когда его коснулась рука стриптизерши, снова завыл как волк. Петя покраснел, как маков цвет, и уткнулся в стакан. Однако девушка, подошла прямо к нему и стала извиваться у Пети за спиной. Петя заполыхал, как знамя на первомайской демонстрации, и попытался засунуть голову в стакан.

- Петь, - зашептала я, - надо ей купюру в трусики сунуть. Так полагается.

- Не дам я никакую купюру, - прошипел Петя. - И так денег нету.

- Неудобно, - прошептала я.

- Неудобно штукатурить на морозе, - ответил сквозь зубы Петя.

Однако танцовщица не унималась. Она уже не просто танцевала у Петя за спиной, а стала нагибаться и касаться его шеи своей голой грудью. Честно говоря, у меня в тот момент это никаких эмоций не вызвало, потому что я была возмущена поведением Пети, который жмотился в такой ситуации! Девушка ведь старалась!

Но тут положение спас Череп. Он достал из кошелька какую-то купюру и сунул ее Пете, многозначительно показывая бровями в сторону танцовщицы. Петя тяжело вздохнул, отставил бокал в сторону и повернулся к танцовщице, чтобы засунуть ей купюру за трусики. Но та неверно истолковала его жест, поэтому сразу плюхнулась к Пете на колени и обняла его за шею. В зале зааплодировали. Байкеры были просто в диком восторге.

Я же с волнением следила за тем, сможет он справиться с ее трусиками или нет. Как и ожидалось, у него ничего не получалось. Трусики были маленькие, а попка у танцовщицы действительно была вполне аппетитная. Поэтому резинка у Пети никак не отгибалась, и он только напрасно шарил руками по ее бедру. А танцовщица никак не могла понять, что он делает, и все извивалась, извивалась, как змея, затрудняя и без того нелегкую задачу.

Наконец мне все это надоело, я встала, выхватила у Петю купюру, оттянула у девчонки резинку на трусах и аккуратно засунула туда денежку, придавив ее резинкой. Байкеры разразились бурными аплодисментами. Зал просто ревел от восторга.

- Мама, ты - супер! - сказала Светка. Я поклонилась.

[продолжение]

(полный "Дневник Анжелики Пантелеймоновны")

© 1998–2022 Alex Exler
26.06.2001

Комментарии 0