Дневник Анжелики Пантелеймоновны: поездка на юг (стриптиз: окончание)

28.06.2001 4784   Комментарии (0)

[начало | предыдущий

Светка поняла, что спорить уже бесполезно, поэтому встала и помогла мне поднять Петю из-за стола. Однако в этот момент музыка выключилась, зажегся верхний свет и официант сказал в микрофон:

- Дорогой гость на сцене. Мы очень вам благодарны за изумительный танец, но просим все-таки освободить место для танцовщицы, потому что иначе она не получит деньги за выступление.

- Но я же еще даже шорты не снял! - возмущенно прокричал Малыш.

ALIGN="JUSTIFY">- Вот это мы особенно оценили, - ответил официант в микрофон. - Хотелось бы, чтобы на данной торжественной ноте это великолепное представление было и закончено. Согласитесь, что некоторая недосказанность придает выступлению особую пикантность.

Малыш на сцене эту фразу выслушал с совершенно ошарашенным выражением лица.

- Клево излагает, - заметил Череп. - Даже в репу дать не за что, хотя и хочется.

Однако Малыш со сцены уходить не собирался. Байкеры, да и весь зал, тоже требовали продолжения банкета, в смысле - стриптиза. Малыш взялся за пояс шортов и стал без музыки выразительно покачивать бедрами. Публика зааплодировала.

- Хорошо, - сдался официант. - Но только до трусов. Здесь дети.

- Интересно! - возмутился Малыш. - Значит ваша стриптизерша может раздеваться так, что у нее даже гланды разглядеть можно, хотя здесь дети, а как я - мужчина в полном расцвете вторичных признаков - так только до трусов? Так нечестно! Вы лишаете зал отличного зрелища!

- Нет, - сурово сказал официант. - На женский стриптиз у нас есть разрешение, а на мужской - отсутствует. Так что я вас очень прошу - раздеваться не до интима.

- Интима на сцене не будет, - твердо пообещал Малыш.

- Я не в этом смысле, - поправился официант. - Не до полной обнаженки.

- Договорились, - сказал Малыш и подмигнул нашему столику. Байкеры засвистели и зааплодировали.

- Мам, - заныла Светка, - он только до трусов. Ну давай досмотрим!

- Ладно, - сказала я, нехотя опускаясь на свое место. - Но материнское сердце подсказывает, что зря я это делаю...

- Да ладно вам, Анжелика Пантелеймоновна, - сказал Череп. - Светка уже взрослая девочка. Что она, в музеи не ходила, что ли? Вон, в Пушкинском какой Давид голый стоит - все как на ладони. Причем, заметьте, изрядных размеров.

- Фу, какие ты пошлости говоришь, Череп, - с негодованием сказала я. - Давид - это искусство. К тому же, он мраморный и белый.

- Ну, Малыш у нас тоже не негр, - усмехнулся Череп.

- Да ну тебя, - отмахнулась я от него и стала наблюдать на Малышом.

Официант между тем снова погасил свет и включил медленную музыку. Малыш, разогретый вниманием зала и ненавидящим взглядом стриптизерши, которая выглядывала из служебного помещения, куражился вовсю. Он совершал балетные па, то расстегивал, то застегивал молнию своих шортов, - короче говоря, устроил целое шоу. Публика неистовствовала. А уж когда Малыш изобразил нечто вроде шпагата (не доставая, правда, до пола примерно полметра), и в этом положении стал застегивать и расстегивать ширинку, затем дико взвыл, упал на пол и стал там кататься, - народ в зале повскакал со своих мест и устроил овацию.

- Плохо дело, - сказал Череп невозмутимо. - Это вовсе не трюк. Он просто молнией себе достоинство прищемил.

- Боже мой! - всполошилась я. - Мальчика надо срочно в больницу!

Однако ничего катастрофического, как видно, не произошло. Малыш мужественно поднялся с искривленной улыбкой на лице и стал продолжать выступление. С шортами он решил больше не играться, поэтому быстро снял их, покрутил на руке, а затем изящным жестом бросил в сторону столика, за которым сидела компания молодых девушек. Те на этот жест отреагировали взрывом восторга.

Официант предупреждающе кашлянул в микрофон, однако Малыш ему жестом показал, что он помнит о договоренностях, и что еще две минуты, после чего он закончит свое шоу. Официант сделал музыку погромче, и Малыш начал финальные прыжки по сцене.

Честно говоря, мне было интересно, чем же он это все закончит. Предчувствия подсказывали, что после такого успеха Малыш вряд ли просто поклонится и сойдет со сцены. И точно! Улучив минуту, когда официант отвлекся на какой-то столик, Малыш в танце быстро оголил половину задницы, но снова вернул трусы обратно. Вот я так и знала, что этот стриптиз ничем хорошим не закончится!

- Светка, пора домой, - сказала я. - Уже совсем поздно.

- Да сейчас все закончится, - добродушно сказал Череп. - Его официант все равно со сцены сгонит.

На сцене Малыш второй раз повторил процедуру с оголением зада. Официант между тем обслужил очередной столик, вернулся к барной стойке и стал внимательно следить за Малышом. Тот еще повихлялся по сцене, взялся за трусы и...

Тут произошло совершенно неожиданное событие. В тот момент, когда Малыш, стоя спиной к служебному помещению, снова приспустил трусы (формально договоренности он не нарушал, ведь полной обнаженки не было), дверь помещения открылась и оттуда с диким лаем выскочила маленькая собачка неопределенной породы, науськиваемая стриптизершей. Собачка мгновенно промчалась через площадку с бассейном, находящуюся перед рестораном, прыгнула и... куснула несчастного Малыша прямо за задницу. Малыш взвыл и снова упал на сцену, не успев надеть обратно трусы. Зал взревел от восторга, и Малышу начали бешено аплодировать. За громом музыки собачку никто не услышал, тем более, что Малыш стоял лицом к залу, а собачка напала со спины, поэтому все решили, что это Малыш просто выкинул очередной фортель.

Однако официант сразу понял, в чем дело, поэтому выключил музыку и включил свет. Малыш продолжал валяться на сцене, зажимая зад руками, завывая и причитая. Мы сразу бросились к нему, потому что жалко же парня. Собачка явно была какая-то психованная, - она продолжала бегать по залу, на всех лаять и хватать людей за ноги.

К счастью, выяснилось, что масштабы разрушений, причиненные собачкой, невелики. Из гостиницы принесли аптечку, царапину Малыша смазали йодом и заклеили пластырем. После этого Череп у девичьей компании отобрал Малышовы шорты, парня одели и посадили за наш стол. Малыш поначалу был в не очень хорошем настроении, однако байкеры его наперебой поздравляли и заявляли, что это шоу было почище поджога Рима, после чего он быстро развеселился, хотя гримаса боли время от времени пробегала по его широкому лицу.

[окончание]

(полный "Дневник Анжелики Пантелеймоновны")

© 1998–2022 Alex Exler
28.06.2001

Комментарии 0